Путешествия Изабеллы Бёрд: III

Викторианская путешественница в глуши

От Amber Mezbourian   

Изабелла Бёрд родилась в Англии в те времена, когда девочки даже не имели права получать систематическое образование, и все же она отправилась путешествовать по миру. Она много писала о своих бесчисленных приключениях и у себя дома стала знаменитой. Когда она прибыла в Японию в 1878 году, она проигнорировала предупреждения других европейцев и отправилась в амбициозное путешествие от Токио до Хоккайдо. Она не говорила по-японски, и ее единственным собеседником был ее проводник Ито.

Изабелла путешествовала рикшей, верхом, на лодке, пешком и даже проехалась на корове раз-другой. Несмотря на то, что Изабелла везла с собой раскладную кровать, она не боялась лишений. Полная решимости исследовать "области незнакомые европейцам", она переходила вброд реки, барахталась в грязи, останавливалась в запущенных ядоя (традиционные японские гостиницы) и стоически сносила норовистых вьючных лошадей и зудящие укусы насекомых.

Япония открыла границы для внешнего мира только за десять лет до того, как Изабелла приплыла в Йокогаму, и несмотря на то, что европейцы с тех пор хлынули в страну лавиной, большинство не рисковало забираться на север дальше, чем в Никко. Когда Изабелла связалась с британским консульством, чтобы они посоветовали ей, куда ехать; из маршрута, который вернули обратно, они выбросили 140 миль первоначально намеченного пути из-за “нехватки информации”.

Изабелла писала: “Комфорт остался позади, в Никко!” Ее поездка в глуши проходила через бесконечные деревеньки и сельские поселения, где она пробуждала любопытство местных жителей: “В этих малообъезженных районах, стоит только добраться до города, как первый встречный разворачивается и летит вниз по улице, вопя по-японски: "Иностранцы!”

Гости современной Японии часто восхищаются высоким уровнем гигиены, особенно по сравнению с другими азиатскими странами. Однако стандарты проживания в аграрной Японии в 1878 году были несколько ниже, чем сегодня, и Изабелле пришлось мириться с крысами, блохами и даже змеями в разных ядоя, в которых она останавливалась. "Жуки, пауки и мокрицы кружили по моей комнате с наступлением темноты … Ночь была долгой", - записала она в отчаянии в одном из таких мест.

"Вопрос питания" подарил Изабелле другую проблему. Несколько неожиданно для женщины, которая лишь с легким трепетом смело бросилась в неизвестность, она отказалась от японской пищи как от "рыбной и овощной гадости" и, казалось, существовала, главным образом, на рисе, яйцах и иногда съедала немного мяса, когда Ито удавалось его раздобыть (мясо редко ели в те времена). Трудно вообразить, как бы она приняла тот факт, что большинство трехзвездочных по рейтингу Мишлен ресторанов в мире предлагают японскую кухню!

Путь из Никко сначала привел Изабеллу в Фукусиму, где она увидела вулкан Бандай, “возвышающийся над задыхающейся растительностью внизу в восхитительно голубых небесах”. По реке она отправилась в Ниигату. Прямо после того, что Изабелла описала как “худшую дорогу, которой мне приходилось ехать”, эта водная прогулка позволила немного отдохнуть ее ноющим мускулам.

Неделю она провела в Ниигате с британским консулом и его женой, упиваясь роскошью дома с твердыми стенами и дверьми, вместо бумажных экранов. Оттуда она направилась в горы через самые отдаленные деревни, который ей доводилось видеть. Вдали от относительно современного Токио, бедность в этом регионе потрясла ее: "Здесь мало держат лошадей. В магазинах можно достать только предметы первой необходимости … Эти люди никогда не знали того, что мы считаем комфортом".

На пути в Ямагату, Изабелла проезжала город Акаю, знаменитый своими горячими источниками. По-видимому, это место задело ее викторианскую чувствительность, поскольку она описала его как "одно из самых шумных мест, что я видела… купальни были полны людей обоих полов, которые шумно плескались". Она решила не останавливаться там на ночь, вместо этого отправившись на десять миль дальше по дороге, пока не нашла местечко посимпатичнее.

Поездка через Ямагату пошла гладко благодаря тому, что дорога, проходящая через префектуру была в хорошем состоянии, и Изабелла писала: "Ямагата-кен производит на меня впечатление особенно процветающего, прогрессивного и передового". Одно место, однако, не произвело на нее такого впечатления - бывшее поселение у замка Синдзё. "Всю ночь лил теплый дождь, в моей убогой комнатушке было грязно и душно, крысы грызли мои ботинки и убегали с моими огурцами".

Оставляя Синдзё, Изабелла записала: “Мы пересекли крутой горный хребет и оказались в необыкновенной чаше изумительной красоты, окруженной пирамидальными холмами … У их подножия лежит Канэяма - романтичное местечко”. Она решила провести два дня в живописном городке, где Ито даже удалось достать ей курицу на ужин. Похоже, Изабелла была первой европейкой, которая посетила Канэяму, и сегодня в городе в ознаменование этого стоит памятник.

После небольшого заслуженного отдыха в Канэяме пришло время продолжать путь на север, все дальше в дебри Японии.

Эта статья была вам полезна?

Видите ошибку?

0
1
Elizaveta Krupina

Elizaveta Krupina @elizaveta.krupina

Amateur translator and photographer, screenplay writing teacher, book narrator

Original by Amber Mezbourian